UltraFiolet

литературно- художественный форум
 
ФорумФорум  ПорталПортал  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  Вход  

Поделиться | 
 

 Сказка Часть 1,2

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Сказка Часть 1,2   Вс Янв 10, 2010 8:23 am

Первое сообщение в теме :

Дом Абрикосовых Цветов

СКАЗКА


Начало

Если крепко зажмуриться и посидеть так немного, а потом посмотреть в н у т р и, не открывая глаз, то можно увидеть разные картины. Можно увидеть ракету, несущуюся к звездам, или странных глубоководных рыб, медленно плавающих из угла в угол, или движущиеся фигуры, похожие на птиц или человечков. А можно увидеть дом среди холмов, цветущий сад и круженье лепестков абрикосовых деревьев. А если вглядеться еще пристальнее, дом приблизится и можно будет заглянуть в него…



Последний раз редактировалось: Lunц (Вс Янв 10, 2010 9:19 am), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль

АвторСообщение
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Часть 2 глава 7   Вс Янв 10, 2010 9:30 am

Глава 7

А что же Толстая Лун и Альхошка? В последний раз мы видели их, когда они оставили Дом Абрикосовых Цветов и отправились на поиски тех, кто пропал. Лун и Альхошка уходили в сторону Одиннадцати Холмов и дорога за ними была мокрой от Альхошкиных слёз.
Слез у Альхошки хватило до второго холма.
- Лун, у меня кончились слезы, - деловито сообщила она Толстой Лун после очередной безуспешной попытки выдавить хотя бы еще одну слезинку. – Нету ни одной!
- Вот и славно, детка, а я-то думаю, отчего ты легче стала, - улыбнулась Лун и опустила рюкзак с Альхошкой на землю. – Ну, раз ты перестала плакать, то, значит, можешь теперь идти сама, а то я сама себе уже одногорбого верблюда напоминаю.
- Да-да, и четыре ноги будут быстрее идти, чем две, правда, Лун? – Альхошка выпрыгнула из рюкзака и засмотрелась на облака. – Лун, а кто облака по небу двигает?
- Ну, уж точно не я, - проворчала Лун, вытряхивая из тапочка мелкие камешки. – Нам нужно поспешить, детка, мы пока только один холм прошли!
И они пошли дальше. Лун держала Альхошку за руку, а та вертела головой в разные стороны, успевая заметить и толстого жука, переползавшего дорогу, и неизвестный цветок на обочине, и мелькнувшего в кустах зайца. При этом она не переставала тараторить, засыпая Лун вопросами и предположениями обо всем, что только можно было предположить. Наконец она утомилась и некоторое время они шли в молчании.
Лун удрученно думала о похищенной Эо, исчезнувшей Юше, о том, что Каска с Иннокентием остались взаперти на чердаке и неизвестно, что еще придумают Дедушка с Серым Крысом, и справится ли с ними Ча. Она корила себя за то, что не усмотрела каверзы во внезапном появлении в их Доме Серого Крыса и не придала этому значения. А ведь с его появлением и начались все неприятности. Ах, если бы она вовремя обсудила всё с Ча! Но она была так увлечена разведением этих новых прекрасных цветов, семенами которых поделился с ней Пантик, что забыла обо всём другом. И даже сейчас она временами повторяла про себя их чудесные названия: амфибрахий, анакруза, дактиль… Лун еще не знала, что их Дом Абрикосовых Цветов исчез и ничего не знала об исчезновении вместе с Домом Каски и Опоссума Прекрасного, и Чердачного Дедушки с Серым Крысом. И хорошо, что не знала, иначе она не смогла бы выбрать, кого спасать раньше.
Хоть каждая дорога имеет две стороны, но идти можно только в одну. Конечно, бывает так, что можно просто перепутать направление и пойти в другую сторону, ведь дорога совершенно одинакова, и иногда кажется, что идешь вперед, когда на самом деле идешь назад. Ошибка может обнаружиться только в конечной точке. А конечная точка – она и есть конечная, не зря так называется.
Альхошка же в это время думала о том, как одинока, наверно, сейчас маленькая Эо. И о том, каким коварным оказался их Чердачный Дедушка, куда убежала Юша и как они наедятся халвы с Венценосным Опоссумом, когда всё закончится. При мысли о халве у нее потекли слюнки, и она почувствовала, что проголодалась.
- Лун, я хочу есть, - затеребила она за руку Толстую Лун. – Ты взяла что-нибудь покушать?
Лун отвлеклась от своих дум и оглянулась назад. Они прошли уже третий холм и пока еще никого не встретили.
Когда она сообщила Ча о своем решении самой отправиться на поиски Эо и Юши, та попыталась её отговорить, дождаться помощи от кого-нибудь со стороны, но Лун была непреклонна. В конце концов Ча согласилась позаботиться об Альхошке и присмотреть за чердаком, пока Лун не вернется. Но, выйдя на крыльцо дома, Толстая Лун увидела приготовленный рюкзачок и полную решимости Альхошку. Заглянув в черные глазищи, сверкавшие непримиримым блеском из-под спутанной челки, Лун дрогнула сердцем и решила взять её с собой.
- Ладно, давай отдохнем немного, я тоже устала, - согласилась Толстая Лун и они сошли с дороги, расположившись в узорной тени тонкого деревца. Альхошка запрокинула голову вверх и стала разглядывать дрожащие резные листья, по которым бесшумно прыгал легкий солнечный лучик.
- Эй, Лучик! – обрадовано закричала Альхошка. – Как ты оказался так далеко от дома?
Солнечный Лучик соскользнул пониже.
- Привет, Альхошка! Привет, Лун! Для меня это совсем недалеко, я могу забраться намного дальше, - похвастался он, - я ведь солнечный. Это вы, мне кажется, далеко ушли. Гуляете или по делам?
- Мы восстанавливаем справедливость! – гордо ответила Альхошка.
- А-а, в командировке, значит. – Лучик спустился еще ниже. – А я тут недавно видел одного из ваших!
- Кого?! Где?!– одновременно воскликнули Лун и Альхошка.
- Да вашего летучего зверька, смешной такой, с перышками…
- Это Иннокентий! – обрадовалась Лун. – Лучик, а где ты его видел? С ним всё в порядке?
- Кажется, да, - неуверенно ответил Лучик. – Он плыл по воздушному течению с закрытыми глазами и что-то пел, по-моему. Только вот перышков на нем не было, я его даже не сразу узнал.
- Плыть по течению с закрытыми глазами – очень неразумно, - огорченно сказала Толстая Лун. – Можно попасть неизвестно куда. Бедный Опоссум, может быть, он был очень напуган? Скажи, Лучик, а далеко отсюда ты его видел?
Лучик задумался. Он еще не умел переводить солнечное измерение в земное.
- Это было за самым последним, Красным Холмом, - наконец сказал он. Там, где Башня черного колдуна. Между прочим, ваш друг выбрал не самое удачное направление, если он попадет к Брамадрагу, тот его уже не выпустит. Даже я его немного боюсь…
- Спасибо тебе, Лучик! Альхошка, стой, ты куда?! – Но Альхошка так стремительно сорвалась с места, услыхав, что их Венценосный может попасть в лапы колдуна, что пока Толстая Лун подвязывала свои тапочки, ее и след простыл.
Хорошо, что Толстая Лун умела идти и по простывшим следам, скоро и она скрылась за поворотом, там, где дорога огибала холм. А Солнечный Лучик пристроился на забытом рюкзачке и зажмурился, размышляя о странностях в поведении этих неловких и смешных существ, которые всё время бегают друг за другом, а выше своей головы даже подпрыгнуть не могут.


Последний раз редактировалось: Lunц (Вс Янв 10, 2010 9:33 am), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Часть 2 глава 8   Вс Янв 10, 2010 9:32 am

Глава 8

За поворотом запыхавшаяся Лун догнала Альхошку. И то только потому, что та стояла перед большим бревном, положенным поперек дороги на манер шлагбаума и препиралась с сердитым коричневым Бобром.
- Что происходит, уважаемый Бобер? На каком основании Вы загородили здесь дорогу? – спросила Лун, подоспев к спорящим.
- На том основании, что здесь проходит граница. А я, лейтенант Какао Боб, являюсь представителем таможенной службы. Ваши документы, пожалуйста, - скрипучим голосом ответил бобер и показал два зуба.
- У нас нет документов, - немного растерялась Толстая Лун.
- Мы ищем своих друзей! Они в опасности! А мы… А вы… - прыгала вокруг Какао Боба Альхошка и пыталась пролезть под шлагбаумом.
Но лейтенант таможенной службы был начеку и ловко перехватывал нарушительницу.
- Предъявите документы! – твердил он.
- Понимаете, уважаемый господин капитан, - проникновенно начала Лун, - у нас действительно спешное дело, наши друзья…
- Ваши друзья сломали мне шлагбаум! – обиженно проскрипел Какао Боб, немного смягчившись от того, что его назвали капитаном. – Давеча лошадь оглашенная промчалась, снесла шлагбаум полностью, а ведь он казенное имущество! Всю ночь не спал, новый вытачивал, - и он опять показал два зуба.
- О, только Вашим резцам это под силу, господин майор, - Толстая Лун решила говорить всё, что угодно, лишь бы им разрешили пройти. – Вы сказали – лошадь?
- Да, да. Именно лошадь, очень бледного цвета и, наверно, совсем слепая. Она не заметила ни границы, ни шлагбаума, ни меня! – Кажется, последнее задело Какао Боба сильнее всего.
- Это была Юша, - зашептала Альхошка на ухо Лун. – точно тебе говорю, это была она!
- Я знаю, - тихо ответила ей Толстая Лун, - зови Ча, я кое-что придумала, - а громко сказала:
- Я восхищена вашей принципиальностью! В своей Истории я обязательно опишу Ваш таможенный пост и Вас, господин полковник!
Пока Толстая Лун заговаривала зубы неприступному пограничнику, Альхошка отошла в сторонку, и, закрыв глаза, мысленно звала Ча.
«Я слышу вас», - раздался в головах Альхошки и Лун голос Ча. – «Чем я могу вам помочь?»
Не прерывая беседы с Какао Бобом, Толстая Лун мысленно передала Ча свою идею. Захихикала Альхошка, перехватив мыслеобмен Лун и Ча, а бобер-пограничник, конечно, ничего не услышал.
- Вы не будете возражать, если мы немного посидим тут на травке? – осведомилась Толстая Лун у Какао Боба, когда Ча заверила её, что сделает всё, как нужно.
- Сидите, конечно, - ответил подобревший Какао Боб, которого Лун повысила в звании уже до генерала. – С этой стороны – сколько угодно, с этой стороны можно…
Альхошка и Лун отошли к жасминовым кустам и сделали вид, что располагаются на отдых. В это время, улучив момент, когда таможенник отвернулся, Ча произнесла несколько заклинаний и рядом с настоящими Лун и Альхошкой появились их двойники. А настоящие, живые Альхошка и Толстая Лун, под прикрытием густых кустов жасмина, просто обошли дорогу со шлагбаумом и оказались по другую сторону границы. Некоторое время бдительный лейтенант Какао Боб по-прежнему видел отдыхающих на травке Лун и Альхошку, а когда действие заклинания кончилось и двойники просто растаяли в воздухе, обе они были уже на безопасном расстоянии.
- Прощайте, маршал! – пропела ему Альхошка, но Толстая Лун укоризненно посмотрела на нее:- Хорошо смеётся тот, кто уверен, что своё отплакал. А за обман нам придется извиниться на обратном пути. «Надеюсь, что обратный путь будет», - подумала она, но вслух этого не сказала.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Часть 2 глава 9   Вс Янв 10, 2010 9:35 am

Глава 9

На открытой равнине между высоким холмом, поросшим бурой травой, из-за чего он и получил свое название – Красный Холм, и диким непроходимым лесом возвышалась башня колдуна Брамадрага. Башня была сложена из огромных необтесанных камней, основание ее тяжело ушло в землю, а верхний шпиль упирался в бегущие облака. Высокие окна, узкие балкончики по всем ярусам были заплетены поблескивающей паутиной, а двустворчатую массивную дверь из черного железа украшал замысловатый орнамент. Башня стояла угрюмо и зловещую тишину нарушали только карканье черных ворон да хлопанье их крыльев.
- Замысловато! – так и сказала Толстая Лун, когда они забрались на Красный Холм, и их взору открылось это неприветливое зрелище.
- Что такое «замысловато»? – тут же спросила Альхошка, с тревогой выискивая около башни Опоссума Прекрасного.
- Это когда мысли перекладывают ватой, как елочные игрушки, чтобы зря не звенели, - ответила Лун, тоже пытаясь найти взглядом Иннокентия или хотя бы его следы. – Ну где же ты, наш Венценосный?..
- Вон он! Лун, смотри, вон он, на шпиле! – закричала Альхошка и ее глаза стали совсем черными и совсем круглыми, хотя казалось, что чернее и круглее уже невозможно.
Опоссум висел, зацепившись за шпиль башни. Издалека он казался совсем маленьким и совсем испуганным. Собственно он и был таким – маленьким и испуганным. А на верхнем балкончике башни стоял сам колдун Брамадраг и зловеще хохотал. Он как раз вышел покормить Короткоухих Жаб, которые выползли из болота, и колдун сыпал им сверху сушеных червяков.
- Теперь у меня новый флюгер! – кричал он. – Такой замечательный флюгер из опоссума, я давно о таком мечтал! У царя Салтана – Золотой петушок, а у меня – Золотой Оппосум!
Колдун протянул руку в сторону шпиля, с кончиков его костлявых крючковатых пальцев вырвались сверкающие нити паутины и опутали Опоссума Прекрасного по самую шейку, превратив его в неподвижную золотистую фигуру, медленно вращающуюся на кончике шпиля. Жабы восхищенно заквакали, толпясь и перебивая друга друга: Квах! Вах! Вах!
«Вот так и пришпиливают хороших опоссумов!..» - горько подумал Иннокентий. –«И теперь меня никто-никто не спасет…»
А произошло с ним вот что.
Когда Каска с Опоссумом Прекрасным двинулись в путь, бодро напевая «Э лон аллэ!», они решили, что первым будет двигаться Иннокентий. А за ним, след в след, Каска, чтобы не свернуть ненароком, ведь не будем забывать, что оба сапога Каски смотрели в одну сторону, а в таких сапогах даже с правильной песней можно сбиться с дороги.
«Как только встречу Альхошку, первым делом попрошу её сапоги мне исправить», - озабоченно думал Каска, ухватив друга за теплые бока и старательно повторяя за ним слова песни. –«Хорошая, кстати, песня! Молодец, Венценосный!»
- Э лон аллэ, э лон аллэ! Словечко, путь ищи! – дружно пели они в два голоса, а
Иннокентий внимательно следил, куда ложатся строчки песни и двигался точно по ним. Но потом куплеты стали повторяться, туман стал привычным, за спиной был надежный друг и Прекрасный Опоссум расслабился. Другими словами, он задремал. А когда он дремал, то обычно закрывал глаза, чтобы не отвлекаться от дремы.
А Каска, положившись на друга, вернее – уцепившись за него, и повторяя за ним слова песни, возобновил свои мечты, начиная с того момента, когда освобожденная прелестная Эо подлетела к нему и…
И ни он, ни Опоссум не заметили Магнитной Аномалии.
Несмотря на свое красивое название, Магнитная Аномалия была очень опасна. Долгие годы Магнитная Аномалия может находиться в полном бездействии и не обращать ни на что внимания. Но, как только поблизости появляется что-то железное, Аномалия оживает и со страшной силой притягивает это к себе. Невозможно подсчитать, сколько хороших и нужных вещей пропало без вести в Аномалии только из-за того, что имели несчастье быть хоть чуточку железными! Аномалия не брезговала ни малым гвоздиком, ни океанским кораблем, и только, пожалуй, конь мог спастись и вырваться из её объятий, если удавалось ему сбросить подковы и ускакать босиком.
Магнитная Аномалия действует без предупреждения. Поэтому, почуяв поблизости Каску, она молчком, мгновенно и бесшумно притянула его к себе, не обратив внимания на не-железного опоссума. Каска даже вскрикнуть не успел, как неведомая сила оторвала его от друга, выдернув из Междумирья, и намертво примагнитила к шершавой необъятной спине Аномалии.
- «Вот это я влип!..» - тревожно подумал Каска, не в состоянии даже пошевелиться. – «А Иннокентий, тоже хорош друг, даже не заметил, как командира сдернули!»
- Эй, Инни! – на всякий случай крикнул он. – Я зде-есь!
Но Венценосный пел и при этом сладко спал.
- Отряд не заметил потери бойца, - хихикнула Аномалия. – Зато у меня теперь есть собеседник, а то в последние десять лет только бессловесные топоры и утюги попадались!
- А ты не могла бы меня отпустить? – на всякий случай спросил её Каска, не слишком надеясь на согласие. - Ты даже не представляешь, какое важное у меня дело!
- Ты можешь совершенно спокойно забыть обо всех своих делах, мой мальчик, - довольно ответила Аномалия. – От меня невозможно уйти. Оглянись!
Каска обвел глазами вокруг себя. Всё обозримое пространство было завалено проржавевшим железным хламом. Чего здесь только не было! Ведра, автомобили, рельсы, сенокосилки, топоры, ложки, холодильники, подковы, гнутая и искореженная арматура и даже чьи-то железные зубы!
Видишь? – удовлетворенно хмыкнула Аномалия. – Ты здесь навсегда, поэтому лучше подумай о том, как ты будешь развлекать меня. Имей в виду, пока ты будешь рассказывать мне интересные истории, я не дам тебе ржаветь и рассыпаться. Поэтому, прямо скажем, срок твоей жизни в твоих руках, вернее, хи-хи, в устах! Ну, начинай же! Время пошло!
И Каска начал рассказывать. Он начал рассказывать о Доме Абрикосовых Цветов, о веселой озорной Альхошке и о том, как она нарисовала ему ноги; о своем друге Иннокентии, Оппосуме Прекрасном и Венценосном, который летит сейчас в одиночестве где-то в Междумирье как Одинокий Ковбой; о загадочной Ча и доброй Лун, о салатах и бантиках, о Дедушке с Чердака, Сером Крысе и их кознях; о Печальной Лошади Юше, вышедшей из Рисунка и ее дороге любви, о пропавшей Эо и панголине Пантике и обо всем, что произошло сейчас и случалось раньше.
А за ржавым железным щитом, на котором еще можно было различить надпись «Привет участникам соревнования!», сидел Серый Крыс и, шмыгая носом, слушал Каску. Его «подвиги», которыми он так гордился, в рассказе Каски выглядели как-то по-другому, совсем не привлекательно, и Серый Крыс почему-то чувствовал себя очень и очень неуютно.
«Неужели я такой противный?» - думал он, и черепки разбитой бабушкиной кружки кололи ему бок.
«Плох не тот, кто плохо поступил, а тот, кто не желает стать лучше» - прозвучал у него в голове голос его бабушки Большой Белой Крысы. – «Помни о Золотых Усах!»
И Серый Крыс решился. Он встал во весь рост и вышел из-за щита. Увидев Серого Крыса, Каска насупился. То есть он, конечно, не налился супом, - хотя это было бы и неплохо, Каска уже проголодался, - а нахмурился. Если бы у него были брови, он сдвинул бы брови, но бровей у Каски не было, и он сдвинул глаза. Получилось грозно.
- Прости меня, Каска, - сказал ему Серый Крыс. – Я поступал очень плохо. Я думал только о том, чтобы было хорошо мне, и совершал гадкие поступки. Теперь я хочу измениться, я хочу, чтобы моей бабушке, Большой Белой Крысе, не было стыдно за меня, и чтобы мой дед, Золотоусый Крыс, войдя в Совет Магов, не краснел бы за свой род. Что я могу сделать за тебя?
- О-ой, вы посмотрите только на этого пионера! «Я поступал плохо…», - передразнила его Аномалия, - чтоб так все говорили, кто сюда упал!
- Оторви меня от неё, - помолчав, ответил Каска. Он ещё не очень доверял Крысу, но выбора у него не было.
Серый Крыс наклонился и попробовал оторвать Каску от Магнитной Аномалии, но Каска, как говорится, влип по полной программе, и даже не шелохнулся.
- Даже не думай, что тебе это удастся, - лениво сообщила Аномалия. – Ещё никому и никогда…
- Ах ты, подлая железяка! - воскликнул Крыс. – Разве тебе мало всего этого добра, которое ты нацепила на себя и сколько ещё нацепишь?!
- Он хорошо рассказывает, - вздохнула Аномалия. – Нет, я не отпущу его, мне будет скучно. - И она капризно звякнула ржавым ведром.
Ещё добрых два часа Серый Крыс пыхтел и потел, пытаясь оторвать Каску от Аномалии, но все усилия ни к чему не привели, он только устал и помял Каску.
- Послушай, - наконец сказал он Магнитной Аномалии, без сил рухнув на какое-то корыто, - давай договоримся. Ты отпускаешь Каску, а … а я останусь вместо него!
- А у тебя есть с собой интересные истории? – с сомнением спросила Аномалия.
- Ого-го! Ещё какие интересные! Я такое тебе расскажу, что закачаешься!
- Нет, качаться я не хочу, когда я качаюсь, меня тошнит, - жеманно ответила Аномалия. – Но вдруг ты меня обманешь? Ты ведь можешь уйти, на тебя не действует моя сила притяжения…Нет-нет, я тебе не верю!
- Не уйду! Даю честное слово! - поспешно заверил её Серый Крыс.
- О-ой, что такое честное слово в наше время…Поклянись!
- Чтоб мне не сойти с этого места! – дернув себя за ус, поклялся Серый Крыс.
- Хорошая клятва, – согласилась Аномалия. – Принимается. Пусть он идёт.
И она выпустила Каску из своих магнитных объятий.
Не веря своему счастью, Каска потоптался на месте и неуверенно поглядел на Серого Крыса.
- Слушай…а ты.. Ты классный парень. Я думал, что ты.. Короче, извини, я очень плохо о тебе думал. Знаешь, я не забуду этого, я… Я вернусь за тобой, честное слово!
- Ох, ещё один с честным словом, - заметила Аномалия, - что-то многовато вас для одного места набралось. Иди, пока я не передумала. Постой! Сапоги, пожалуй, оставь. Прикольные сапожки, пусть у меня останутся.
Каска еще раз оглянулся на Серого Крыса и зигзагом припустил к лесу, шлёпая босыми пятками. Дело в том, что за время его приключений у Каски внутри сапог выросли ноги, такое бывает, хотя и редко, но, увы, как были нарисованы сапоги, так и выросли ноги.
Эх, Альхошка, Альхошка…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Часть 2 глава 10   Вс Янв 10, 2010 9:36 am

Глава 10

Каска пробирался по густому лесу и просто разрывался от противоречивых чувств. От полного разрыва его спасало только то, что он был железным. С одной стороны, он был счастлив от того, что вырвался на свободу из ужасного магнитного плена Аномалии, а с другой – тревожился за оставшегося Серого Крыса и восхищался его мужеством, ведь не каждый способен добровольно пожертвовать своей свободой ради другого. То есть, бывает так, что жизнью пожертвовать – пожалуйста, а вот свободой – извините, слишком дорого.
Сердце Каски трепетало и билось как птица. Многие думают, что наличие каски и сапог означает отсутствие сердца и ума, но они очень сильно заблуждаются. Это совсем не так, просто сталь прикрывает душу и сдерживает мысли, не давая им разлететься в разные стороны, а сапоги и ремень – вообще основа государственного порядка.
«Этот Крыс – отличный парень», - размышлял Каска, пробираясь через лесные дебри. – «Я пошел бы с ним в разведку. Думаю, что мы будем друзьями. И сейчас главное – успеть. Успеть всех найти, кого потребуется – спасти, кого надо – победить!»
Ветки хлестали его по макушке, колючки безуспешно пытались впиться в бока, а спутанная трава цеплялась за ноги, но Каска упорно продвигался вперед. В особо непроходимых местах он переворачивался и легко проскальзывал под ветками, а в овраги и вовсе съезжал как тазик по маслу.
Бумммм! И он на полном ходу врезался в толстенный ствол. Из дупла, метрах в пяти над землей, выскочила рассерженная кукушка.
Кукушка была белая и лохматая.
- Ку-ку!!! – закричала она гневным меццо-сопрано. – У тебя что, глаз нету?! От твоего удара у меня все чашки из буфета посыпались! Не будь я Мигли, если это не так!
- Извини, - сказал Каска. - Просто я очень спешил и не заметил твоего дерева.
Кукушка еще повозмущалась некоторое время, но потом немного успокоилась и заставила Каску рассказать, кто он, куда спешит и зачем спешит.
- Н-да-а… К этой Аномалии только на ржавой козе и подъедешь, знаю я её…В прошлом году пролетала я над ней с набором чайных ложечек, прикупила по случаю, очень красивенькие ложечки были, так она их утянула у меня, я и «ку-ку» сказать не успела! Очень неприятная особа, не будь я Мигли, если это не так!
Кукушка закатила глаза и принялась нервно чистить белые перышки.
- А нельзя найти на неё какую-нибудь управу? – спросил Каска.
- Не знаю, но моя двоюродная сестрица Фигли, она живет в Молчаливом Лесу, как-то говорила, что с Аномалией можно справиться…
- Как? – обрадовался Каска. Ему очень хотелось помочь Серому Крысу, ведь тот спас его.
- Как-как… Откуда я знаю? Я ведь не могу помнить всего, что рассказывает мне моя сестрица. Если бы ты только знал, какая она болтушка! Она столько говорит, что забывает даже вовремя кукукать, не будь я Мигли, если это не так. Если хочешь, можешь спросить у неё сам, а у меня теперь уборки полно из-за тебя!
И лохматая сердитая кукушка нырнула в свой домик.
- А где мне найти твою сестрицу? – крикнул ей вслед Каска, уже не слишком надеясь получить ответ.
- Где-где… Иди не назад, поворачивай не направо, шаги не считай, на солнце не оглядывайся, - так и придешь!
Каска вздохнул.
- Ничего себе указания… Ладно. Спасибо, птичка!
- Сам ты…птичка. – огрызнулась кукушка Мигли и захлопнула дверцу.
Каска мысленно пожал плечами и попытался расшифровать указанное направление. Не назад – значит, вперед. Поворачивать не направо – значит, повернуть налево. На солнце не оглядываться – значит, солнце должно быть впереди. Ну, а шаги не считать – тут уж понятно, далеко идти придется. Но идти - не ждать, и Каска двинулся в путь.
Хорошо, что солнце было большим, намного больше леса, холмов и самого Каски, поэтому Каске хватило времени добраться до Молчаливого Леса засветло. Он высмотрел самое высокое и толстое дерево и пошел к нему, справедливо полагая, что уж если и делать дупло, так как раз в таком дереве. И он не ошибся. На широченном стволе виднелась дверца. Над дверцей была прибита красная табличка с золотыми буквами «АФЕ».
«Спрошу у этого Афе, где живет кукушка Фигли», - подумал Каска и свистнул. Дверца распахнулась и из дупла показалась маленькая птичья головка с длинным носом и в бигуди.
- Здравствуй, Афе! – вежливо сказал Каска. – Ты не скажешь мне, где живет кукушка Фигли?
- Хи-хи! А я и есть Фигли! – сообщила птичка. – «АФЕ» - это «КАФЕ», просто буква «К» отвалилась, вон она внизу лежит. Некому помочь слабой одинокой женщине, - кукушка прикрыла глаза и попыталась всхлипнуть, но любопытство оказалось сильнее. – Ой, извини, я сегодня не в гляже, не ждала никого, сижу тут одна, радио слушаю, а тут – ты…
- Ты – не в чем? – переспросил Каска. – Что такое «гляже»?
- Эх, темнота! Это по-французски. Гляже от слова глядеть, гляжу. А если что-то не в порядке с внешностью – то и будет «не в гляже», в переводе – неудобно глядеть. Ты сам-то… - и она усмехнулась, посмотрев на голые коленки Каски.
Каска смутился и насколько мог поджал ноги.
- Ты не могла бы уделить мне минутку? Мне нужно кое-что узнать.
- Ах! Минутку! Да хоть десять! Я же говорю, сижу одна, скучаю…Подожди, я приведу себя в гляже!
Заметим в скобках, что симпатичная Фигли имела ввиду французское слово "неглиже", что означает..., но многие говорят не так как правильно, а так как им удобно.
Кукушка скрылась в домике, и через минуту выпорхнула, усевшись на нижней ветке дерева. Клюв у неё был подкрашен розовой помадой, а голова была усеяна желтенькими кудряшками, которые весело подпрыгивали от каждого ее движения.
- Ну, говори, рассказывай, спрашивай! – затараторила она. – Я всё знаю! Я знаю столько, что сама не понимаю, как мне это удается! Вот, например, вчера, в пятницу…
- Подожди, - прервал её Каска, - вчера не могла быть пятница, если сегодня среда…
- Могла-могла-могла! Вчера – это не сегодня, а среда – не четверг, тем более не воскресенье, потому что во вторник меня облаял муравей. Это меня так поразило, что я два дня была в беспамятстве, так что вчера вполне могла быть пятница…
- Стоп! Подожди, я ничего не понимаю, при чем тут пятница?! Какой муравей?
- Как какой?! Гавкающий! Я же тебе говорю, вчера в пятницу…
- У меня друг пропадает! – отчаянно воскликнул Каска. – Понимаешь? Друг! Его захватила Магнитная Аномалия, а твоя сестрица Мигли сказал, что ты что-то знаешь об этой Аномалии, что-то такое, что может мне помочь вызволить друга.
- Да-да-да! Аномалия! Конечно, я знаю Аномалию! Она ужасна! Вот прошлой весной, например, когда на Болоте Короткоухих Жаб распустились мои любимые кувшинки…
- Я очень рад за них, - терпеливо сказал Каска, - пусть они распускаются каждую весну, но давай вернемся к Аномалии. Пожалуйста, скажи, что можно с ней сделать?
- Отключить, – коротко ответила кудрявая кукушка и обиженно отвернулась.
- Что? Как ее отключить, разве это возможно?
- Отключить, - с удовольствием повторила Фигли, снова поворачиваясь к Каске, она не умела долго обижаться. Ведь когда обижаешься, то нужно молчать, а молчать она не любила. - Основная жила Магнитной Аномалии проходит очень-очень глубоко под землей, и до неё никак нигде не добраться. Кроме одного места – Башни колдуна! Там она начинается. Или заканчивается. Я точно не знаю. Трудность в том, как пробраться в Башню, она охраняется очень сильной магией. Не знаю, есть ли кто-то, на кого магия не действует, но только он может пройти в Черную Башню. А в башне есть подвал, в подвале дверь в склеп, в склепе подпол, а в подполе трансформатор. Или еще как-то по-другому он называется, я не знаю, я не электрик. Я слабая одинокая… А, ну да! Поворачиваешь красную рукоятку – и готово, Аномалия отключается. Это колдун придумал. Вернее, не он сам, а у него в заточении был один инженер, Брамадраг вытащил его из космического корабля, который притянула Аномалия. Аномалия тогда разозлилась на Брамадрага и отняла у него все железные зубы, и тогда он заставил инженера придумать отключатель. Аномалия терпеть не может Брамадрага, - хихикнула кукушка Фигли, - за то, что он в любой момент может ее отключить. Вот, например, у меня месяц назад…
- Спасибо, птич…ой, Фигли, - с чувством сказал Каска и задумчиво почесал макушку веточкой. – Мне пора идти, сама понимаешь. А с тобой мы поболтаем потом, когда…
- Ладно, чего уж там, беги, - прервала его кудрявая кукушка, хотя видно было, что она огорчилась. – Удачи тебе, отважный рыцарь!
Каска польщено улыбнулся, щелкнул коленками и припустил к дальним холмам, где, как сказала ему Фигли, находилась Черная Башня.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Часть 2 глава 11   Вс Янв 10, 2010 9:38 am

Глава 11

Туго спеленутый и притянутый к шпилю прочными серебристыми нитями Иннокентий мог только вертеть головой, свободными у него оставались лишь глаза и голос. Но говорить было не с кем, да и смотреть особо не на что. Беспорядочные порывы ветра разворачивали его то в одну, то в другую сторону. От этого его взгляду открывался то высокий дремучий лес, простиравшийся до самого горизонта, то такая же бесконечная гряда холмов, когда Иннокентия разворачивало обратно. Между лесом и башней с одной стороны было непроходимое болото, с другой – бездонный овраг, со дна которого длинными ядовитыми языками полз зеленоватый туман. Туман заполнял всё пространство вокруг основания Башни, лизал стены и подбирался к окнам и балкончикам, туман казался живым и от него исходила угроза.
«Вот тебе и зга, вот я и згинул», - горько думал опоссум, слабея от жалости к себе. И если бы он не был так прочно прикручен к шпилю, то наверняка уже свалился бы вниз.
«А дома, наверно, сейчас ужин, Лун салат приготовила, халву на стол положили… Может быть, даже меня вспоминают, какой я был красивый…Каска, наверно, уже вернулся, интересно, кто теперь у него будет лучшим другом?»
Ветер переменился и Опоссума развернуло к холмам.
«Пройдет время и я умру без еды», - продолжал он горькие размышления. – «Сначала ослабею, а потом умру…И никто этого не узнает. Может быть, только вот эти смешные зайцы, что прыгают на холме, когда-нибудь расскажут обо мне…»
Венценосный сморгнул слезу, и попытался рассмотреть зайцев получше. Один, который был покрупнее, просто махал передними лапами, а второй, помельче, подпрыгивал как теннисный мячик, размахивал лапками в два раза быстрее, и при этом, кажется, что-то кричал.
Иннокентий прислушался. «…иии…иии!» - донес до него ветер. Иннокентий присмотрелся. Да это же не зайцы, это же Альхошка и Лун!!!
- Я здесь! Вот он я! Спасите! Помогите! – голос его срывался от волнения и радости, но тут ветер развернул его обратно.
- Альхошка, нам нужно спуститься вниз, - сказала Лун, - и попытаться освободить Иннокентия. Видимо, придется зайти в Башню, другого способа я не вижу.
Они торопливо стали спускаться с холма, глядя то себе под ноги, то на Опоссума, сверкающего золотой фигуркой на шпиле. По мере того, как они спускались, видимость ухудшалась. Более того, становилось трудно дышать, как будто зеленый болотный туман съедал воздух. Наконец они добрались до низа и пошли по направлению к Башне, которая возвышалась среди клубов тумана огромной черной громадой. Было угрожающе тихо.
- Я дрожу как осиновый заяц, - прошептала Альхошка. – Лун, мне страшно, – и она двумя ногами забралась на тапочки Лун, уцепившись за передник.
Они стояли перед высоченной двустворчатой дверью из черного железа и, задрав головы, рассматривали непонятные знаки и фигуры, плотным рисунком покрывающие оба створа.
- Не понимаю, как она открывается, - заметила Толстая Лун. – Но, хоть здесь и живет не добропорядочный мастер по ремонту телевизоров, а колдун, все равно сначала нужно постучать.
Придерживая Альхошку, Лун приблизилась к двери и подняла руку, чтобы постучать, потому что ни дверного звонка, ни колокольчика она не увидела.
И тут Башня загудела, по двери заметались голубые и белые молнии, а фигуры, вычеканенные на железной поверхности, угрожающе зашевелились.
- Ой! – испуганно отшатнулась Лун и торопливо отступила на несколько шагов. Левой ногой она запнулась обо что-то круглое и твердое и чуть не упала.
- Тс-сс… - раздался тихий голос Каски. – Это я, не пугайтесь. Я тут в засаде лежу, провожу рекогносцировку дислокации, не шумите.
Альхошка взвизгнула и кинулась обнимать Каску. Все трое были очень рады встрече, но обстоятельства не располагали к долгим разговорам, наверху крутился под ветром золотой Опоссум, а в Башне томилась малютка Эо.
Каска вкратце поведал им о своих приключениях, добавив, что на помощь им спешит отряд муравьев под предводительством Бруцефала, их послал панголин Пантик, и что отряд уже близко, на той стороне оврага.
А когда Каска рассказал Толстой Лун, что только не поддающийся магии может проникнуть за черную дверь, она поняла, что кроме нее, это никто не сделает.
Каска передал всё, что удалось ему узнать о Башне у кукушки Фигли, и попросил Лун разыскать отключатель.
- Ай да Серый Крыс, - сказала Толстая Лун, узнав, каким образом Каске удалось вырваться из лап Магнитной Аномалии. - Разумеется, мы ему помогли бы в любом случае, но приятнее помочь тому, кто этого достоин.
Оставив Альхошку на попечение Каски, Лун подошла к двери и постучала. На этот раз с дверью ничего не произошло и громкий стук разнесся гулким эхом внутри Черной Башни.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Часть 2 глава 12   Вс Янв 10, 2010 9:39 am

Глава 12

- Ну что же, дорогуша, вот ты и пришла сама, - довольно произнес Брамадраг себе под нос, когда стук в дверь, разбившись на множественное эхо, разбежался по всем этажам его Башни. – Иди-иди, у меня для тебя кое-что приготовлено…
Высокая дверь Башни дрогнула и ее половинки медленно разошлись. Изнутри пахнуло одновременно пылью и сыростью. Лун поежилась и вошла.
Внутри Башни царил полумрак. Свет поступал в узкие окна, но его было недостаточно, чтобы осветить огромный зал первого этажа. Стены и боковые колонны уходили вверх и терялись в полумраке, и нигде не было видно ни одной лестницы.
Лун решила осмотреть зал, ведь должен быть какой выход на другие этажи. Неожиданно сверху прямо на нее ринулись стаи летучих мышей. Пища и скрежеща зубами, злобные хранители Башни устремились прямо на Толстую Лун, норовя вцепиться ей в волосы, и их было так много, и они появились так неожиданно, что Лун чуть было не растерялась. Хорошо, что на ней были её замечательные тапочки. Она быстренько сняла обе тапочки и стала отмахиваться от противных созданий. Летучие мыши не привыкли к сопротивлению, к тому же они никогда не видели тапочки и испугались незнакомого оружия! Да, настоящая женщина из ничего может сделать не только какой-то салат или глупую шляпку , - но еще и оружие.
- Вот так-то, - удовлетворенно сказала Толстая Лун и, держа тапочки в руках – на всякий случай, мало ли кто еще выскочит из темноты! – направилась вглубь зала. У дальней стены она обнаружила лестницу, уходящую вниз.
- Ну что же, вниз так вниз, - вздохнула Лун. Она не очень любила подвалы, но, вспомнив о том, что отключатель Магнитной Аномалии находится именно в подвале, решительно стала спускаться.
Брамадраг, притаившись в темноте, наблюдал за Лун. Он досадливо поморщился, когда Лун разогнала летучих мышей. «Уволю, всех уволю!» - подумал он. - «Тоже мне охраннички! Ну ничего, голубушка, сейчас ты у меня попадешься!» И, когда Лун дошла до второго поворота, нажал клавишу.

Брамадраг нажал на потайную клавишу в стене и ступеньки под ногами Толстой Лун разошлись. Лун была довольно тяжеленькой особой и поэтому она без задержки ухнула вниз. Пролетев несколько метров, она пробила дощатый пол какой-то комнаты, как выяснилось позднее, это была приготовленная для нее камера, и полетела дальше. Наконец она с глухим шлепком стукнулась о земляной пол, дальше ей уже было не пробить.
«Хорошо, что я не успела ничего подумать», - подумала Толстая Лун и открыла глаза, которые крепко зажмурила в тот момент, когда лестница под ней исчезла.
Судя по всему, это было самое дно Башни. Земляной пол сочился влагой, стены поросли мохом и светящимися грибами. Пахло гнилью и было очень холодно. Лун быстро натянула тапки на озябшие ноги и несколько раз подпрыгнула, проверяя, все ли у нее в порядке после такого падения. В который раз Лун одобрительно подумала о своей комплекции, будь она худой, то точно костей не собрать бы.
Что ж так холодно? Холод был жуткий, просто неземной какой-то холод, от него веяло ужасом и смертью. Если бы Лун знала, что это Черный колдун включил магию, которая должна была превратить каждое живое существо в глыбу льда, то она точно бы заледенела. Но, к счастью, Толстая Лун этого не знала, а если бы и знала, то только отмахнулась бы, ведь магия на нее не действовала. Поэтому Лун просто энергично затопала ногами, чтобы немного согреться и стала осматриваться, куда это она так провалилась.
Грибы на стенах мерцали слабым синеватым светом и в этом гнилушечном свете Лун заметила в левом углу какую-то белую фигуру. Подойдя ближе, она с ужасом увидела, что это человек. Человек был покрыт толстым слоем льда, он не дышал, но глаза его были открыты, и Лун показалось, что он смотрит прямо на нее.
- Здравствуйте! - на всякий случай произнесла Лун, не слишком надеясь на ответ. Да и как бы человек ответил, если рот у него заморожен?
- Эй! – она постучала его по груди, - Вы живой?
На этот раз человек явно перевел взгляд слева направо и обратно. Лун посмотрела туда, куда он скосил глаза и увидела на железной трехногой табуретке коробок спичек.
- Ага, - сказала она, - понимаю. Вы хотите, чтобы я развела огонь?
В глазах замерзшего явно прочиталась надежда.
Ничего подходящего для разведения костра в этом ледяном подвале не было, какие-то железки, камни, примерзшая к рельсам тележка. Рельсы? Лун прошла по рельсам несколько шагов и уткнулась в стену. Рельсы уходили прямо под стену и после тщательного осмотра, она обнаружила вертикальный шов на стене, видимо, здесь должна быть дверь, ведь все рельсы куда-то ведут, иначе в них нет смысла. Но к огню это никак не имело отношения, и Лун вернулась. Мох, вот что ей поможет развести костер! Забыв о холоде, она насобирала со стен клочья темного моха, стараясь выбирать менее промороженный. Сложив моховую кучу у ног ледяного человека, Лун взяла спички, но спички не хотели зажигаться и лишь пятнадцатая или шестнадцатая по счету спичка вспыхнула слабым оранжевым язычком. Но Лун рано обрадовалась, сырой мох только шипел и дымился, а гореть никак не хотел. От дыма Толстая Лун чихала и кашляла, а глаза человека потемнели от отчаяния. И тут она вспомнила, что в кармане передника она всегда носила листочки блокнота, чтобы сразу записывать нужные мысли для будущей книги. Конечно, вот они, исписанные странички! С удвоенным усердием Лун стала чиркать спичками, а когда осталась всего одна-единственная спичка, то у нее от страха защемило сердце. Боясь посмотреть в глаза ледяного человека, Лун глубоко вздохнула и быстро представила себе Прекрасного Опоссума, Альхошку, Эо, Пантика, Ча, Каску, которые верят, что она справится, и ждут ее возвращения. Лун закрыла глаза и чиркнула последней спичкой.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Часть 2 глава 13   Вс Янв 10, 2010 9:42 am

Глава 13

А в это время наверху кипела работа по спасению Опоссума Прекрасного, ныне Венцефлюгерного. Неисчислимый отряд муравьев под предводительством Бруцефала перебрался через овраг и все пространство вокруг башни заполнили снующие муравьи. С громким кваканьем разбегались обезумевшие Короткоухие Жабы и одна за другой прыгали обратно в болото. Альхошка забралась с ногами на Каску и как с броневика руководила операцией спасения. Впрочем, муравьи знали свое дело и в руководстве особо не нуждались. Каска с завистью смотрел, как они выстраивали живую лестницу, забираясь на спину другу другу, и вот уже первый муравей добрался до шпиля. Крепкие как резцы челюсти муравьев перегрызали путы одну за другой, Опоссум постепенно освобождался из плена и осталась всего пара нитей, когда Альхошка сообразила, что сейчас произойдет.
- Лети, Инни, лети!!!
И, рухнувший было вниз, Иннокентий спохватился и задействовал режим полета.
- Ох, чуть не свалился! – пролепетал он, падая в объятия Альхошки и счастливо закрывая глаза. – У тебя случайно нет халвы, хотя бы немножко?
Пока Альхошка целовала и гладила спасенного Венценосного, Каска с Бруцефалом отошли в сторонку и тихо беседовали о чем-то своем, сугубо мужском и насквозь военном. Каска рассказал Бруцефалу, что Толстая Лун сейчас находится в Башне, а всем другим путь туда закрыт, поэтому не остается ничего другого, как дожидаться ее возвращения.
- Мы выроем подкоп, - предложил нетерпеливый Бруцефал и, не дожидаясь ответа, скомандовал своему отряду приниматься за работу. Каска с сомнением переступил с ноги на ногу и тут спохватился, что он без сапог! Непростительная забывчивость, как же он встретит Эо в таком виде? Нет ничего более уничтожающего, чем обидный девичий смех, и Каска кинулся к Альхошке.
- Ой, - расстроилась Альхошка, – мои фломастеры остались в рюкзачке, там, на полянке…
Каска даже застонал от огорчения, всё пропало, Эо посмеётся над ним, и будет права, нет ничего смешнее торчащих из-под каски голых коленок!
Альхошка попыталась мысленно позвать Ча, но магия Черной башни блокировала все мысленные сигналы и Ча её не услышала.
- Давай я одену тебя на голову, - предложила сообразительная девочка, - и тогда не будет видно, в сапогах ты или нет.
Каске такой вариант не очень пришелся по душе, ведь тогда при их встрече с Эо будет Альхошка, а при всей дружбе с Альхошкой, Каска этого, понятно, не хотел. Но тут внимание всех привлек непонятный гул. Гул исходил из Черной Башни.
- Назад! Всем назад! – закричал Каска и, схватив Альхошку за руку, оттащил ее за кусты, а сам кинулся к Башне.
Происходило что-то непонятное. Башня гудела все сильнее и вместе с усиливающимся гудением быстрее и ярче проскакивали по ее неровным каменным стенам заполошные молнии, бесновался замысловатый узор на двери, а туман, дрогнув, стал густеть и подтягиваться ближе к стенам. Каска затянул потуже ремешок под подбородком и мужественно прищурился. В Башне явно что-то происходило.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Часть 2 глава 14   Вс Янв 10, 2010 9:44 am

Глава 14

Конечно, в Башне что-то происходило, ведь там была Толстая Лун и она не сидела сложа руки.
Лун удалось последней спичкой разжечь с помощью блокнотных листков огонь. Мох сопротивлялся, не хотел гореть, он шипел и дымился, изредка разрешая небольшим язычками пламени пробиться наружу. Тепла, конечно, от такого костра было почти ничего и всё закончилось бы неудачей, если бы…
Если бы не помог сам замороженный. Дело в том, что когда с грохотом провалился потолок и перед ним шлепнулась Толстая Лун, он влюбился в нее сразу и бесповоротно. И пока она носилась со сбором моха, и пока, морщась и чихая, пыталась разжечь огонь, и пока уговаривала его потерпеть и не волноваться – он влюблялся все сильнее. Замороженный был инженером. Да, это был тот самый пилот-инженер с космического корабля, притянутого Магнитной Аномалией и выкраденный Брамадрагом. Брамадраг заставил его сделать отключатель для своевольной Аномалии, пообещав отпустить, но, естественно, обманул, и вместо свободы инженер получил земляной подвал и ледяной панцирь.
Глядя, как отчаянно пытается Лун ему помочь, Первый пилот-инженер космокрейсера «Неуловимый» Файл Глюк чувствовал, как разгорается его любовь и как пылает его пилотское сердце. И магический лед не выдержал натиска с двух сторон! Он задымился, обмяк и стал сползать целыми пластами, высвобождая своего пленника.
- Судариня! – полностью освободившийся Глюк опустился на колено и поймал выпачканную в саже руку Лун. – Судариня, йя готтов виполниться каждый Ваш каприччио!
- Какой каприз?! – изумленно воскликнула Толстая Лун, выдергивая руку. – Я понимаю, конечно, что Вы немного не в себе после ледяного одиночества, - смягчилась она, - но, пожалуйста, приходите в себя побыстрее, нам нужно отсюда выбираться.
- Да-да, йя знаю, как отсюда выбираиться, йя ведь инженерччи! – Файл Глюк поднялся на ноги и стряхнул с себя последние ледяные крошки. – Хотя ряйдом с Вами, сударыня, мне эйтот подвайл самий прекрайсное двореч!
«Бедняга, - с сочувствием подумала Лун, - Совсем плох, умом тронулся…» Иногда, не смотря на свою мудрость, Лун была очень наивна, и ей не пришло в голову, что бедный пилот-инженер тронулся не умом, а сердцем.
И, благодаря не тронутому уму, Файл Глюк доказал, что не зря носит гордое звание Первого пилот-инженера. Он открыл какой-то щиток на стене, покопался в разноцветных проводах и стена, под которую уходили рельсы, разошлась, открыв длинный темный туннель. Когда Лун рассказала ему, что она ищет отключатель, инженер радостно сообщил, что прекрасно знает, где он находится и как работает, поскольку сам его делал и уверенно углубился в темноту прохода. Всю дорогу он так взволнованно сыпал комплиментами, что Толстая Лун что-то начала понимать и даже незаметно поправила прическу, хотя все ее мысли по-прежнему были устремлены на спасение младших обитателей Дома, и к тому же она не очень представляла пока, как справиться с Брамадрагом.
Но справиться с Черным Колдуном оказалось легче, чем все думали. Брамадраг слишком привык надеяться на свою магию, к тому же слухи о своем могуществе он раздувал сам, и когда ему встретился кто-то, на кого не распространялись заклинания, то он растерялся.
Толстая Лун еле поспевала за быстрым пилот-инженером. Тот совсем уже оттаял и был воодушевлен тем, что может отличиться перед Лун. «Лун - Прелестная, Очаровательная, Неповторимая, Необыкновенная…» - перебирал он мысленно эпитеты с большой буквы и несся, как на ракете. Несколько раз им встречались магические ловушки и заслоны, и тогда Лун приходилось вытаскивать пилот-инженера из оцепенения или паралича. И один раз, когда разноцветные, мигающие нестерпимым светом кольца перегородили им дорогу, ей пришлось вести временно ослепшего Глюка за руку. Впрочем, он абсолютно не сопротивлялся и, казалось, готов был остаться слепым навсегда, лишь бы Лун продолжала держать его за руку. Когда Лун заметила, что зрение вернулось к блаженно улыбающемуся пилот-инженеру, она похлопала его легонько по щекам, чтобы привести в чувство и напомнила о цели похода.
Отключатель обнаружился в боковом ответвлении туннеля. Осторожно переступая через ползающих мокриц, они с Глюком подошли к рубильнику и, взявшись вдвоем, потянули его на себя.
Низкое гудение наполнило подвал, растеклось по туннелю, распространяясь все шире и делаясь все громче. Один за другим размыкались магнитные запоры на дверях комнат и каморок, опускались железные решетки на окнах и распадались цепи скованных узников. Маленькие эльфы из коллекции жестокого коллекционера Брамадрага с недоверчивым удивлением поднимали вверх свободные руки и нерешительно подходили к открывшимся окнам.
Злой и растерянный Брамадраг рвал на себе волосы, топал мохнатыми ногами и лихорадочно выкрикивал заклинания. Но всё было безрезультатно, Башня вышла из-под его власти, заклинания наталкивались на невозмутимую Лун и бессильно расползались по темным углам.
Подвывая, Брамадраг пытался созвать летучих мышей, ядовитых пауков и болотных призраков, но призраки лишь пожимали призрачными плечами, а охранники башни – летучие мыши – презрительно пища, выстроились клином и полетели на поиски другого хозяина. Зарыдал тогда Черный колдун Брамадраг, понял, что никто его больше не боится. От мутных ядовитых слез расползлась его мантия, а сам Брамадраг опустился на четыре ноги и четыре руки и мохнатым пауком выбрался через окно на стену Башни. Там его настиг Солнечный Лучик, паук сжался и сухим комочком упал на землю, где его и съела Короткоухая Жаба.
Из раскрывшейся двери Башни вышли Толстая Лун и пилот-инженер Файл Глюк, щурясь после темных подземелий от яркого дневного света. А из всех окон и окошек яркими бабочками вылетали освобожденные эльфы. А вот и Эо, прелестная нежная Эо! Напрасно боялся Каска, что его босой вид вызовет у нее смех, Эо даже не заметила этого. Как и мечтал Каска, Эо подлетела к нему и он дождался благодарного поцелуя. Счастье его было немного подпорчено тем, что такого же поцелуя удостоились и Опоссум, и Бруцефал, но всеобщее ликование было таким искренним и шумным, что скоро его огорчение исчезло.
По дороге домой они забрали Серого Крыса у притихшей Магнитной Аномалии. Аномалия вела себя скромно и не возмущалась, а поняв, что с ней останется пилот-инженер, и вовсе успокоилась.
Дело в том, что когда Файл Глюк увидел свой родной космический крейсер, то расстаться с ним уже не смог. Он припал к нему, как когда-то славянин припадал к "Запорожцу", оглаживая вмятины, целуя иллюминаторы и ласково попинывая подпорки. Любовь к кораблю перевесила даже любовь к Лун. Он остался чинить свой корабль, ведь какой пилот без корабля? А вот название он, конечно, изменит! Теперь его космолет будет называться «Прекрасная Лун».
«Эти мужчины такие непостоянные, даже инопланетные!» - улыбнулась Толстая Лун, испытывая, впрочем, облегчение. Лун была цельной натурой и более всего ее мысли занимала сейчас предстоящая встреча со своими восхитительными цветами, ведь всё это время они одни и их никто даже не поливал.
Вскоре их взорам открылся любимый и прекрасный вид: среди цветущих абрикосовых деревьев под синим-синим небом виднелась крыша их Дома. У ворот стояли улыбающаяся Ча и торжественно-строгий панголин Пантик. На Ча было множество новых ярких бантиков, а Пантик ради такого случая надел самое значительное лицо и даже шляпу.
Не было только печальной Лошади Юши и Чердачного Дедушки. Юша передала им весточку с Солнечным Лучиком. Она сообщала, что она еще в пути, на который вышла, несмотря на отгрызенный уголок рисунка, и особо благодарила Серого Крыса за то, что он, сам того не подозревая, вывел её из состояния благодушия и лени, и что она обязательно еще навестит всех в их замечательном Доме. От удовольствия Серый Крыс чуть не запрыгал как несмышленый крысенок, но во время спохватился.
А Чердачный Дедушка… Что ж, не зря он назывался чердачником, превыше всего любил он самостоятельность и уединенность, и, видимо, нашел это вне дома.
Так закончилась эта история, для кого-то счастливо, для кого-то осталась возможность для счастья, а кто-то так ничего и не понял.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Глава последняя   Вс Янв 10, 2010 9:47 am

Глава последняя

Прошло время. Многое изменилось в жизни обитателей Дома Абрикосовых Цветов, а многое осталось. Неизменными остались Любовь и Дружба, связывающие их между собой, а всех вместе – с Домом. И даже если кто-то покидал на время Дом, то потом обязательно возвращался.
Опоссум Венценосный научился сочинять смешные песенки и, по-прежнему, самые вкусные песенки у него получались про еду.
Серый Крыс отправился всё-таки в странствие, пережил столько приключений и побывал в таких переделках, что об этом впору было писать отдельную историю.
Альхошка рисовала красивые платья для Эо и солдатиков для Каски, а в выходные дни они на велосипеде, который подарил им Чердачный Дедушка, ездили в гости к пограничнику Какао Бобу и помогали ему красить шлагбаум.
Толстая Лун с панголином Пантиком всё так же занимались цветоводством, свою Историю Лун отдала в издательство, и теперь подумывала писать следующую.

А в Башне колдуна обосновался Чердачный Дедушка. Башня пришлась ему по вкусу. Он прибил над железной дверью вывеску «Акционерное Общество с неограниченной безответственностью» и ночами напролет рылся в чертежах и колдовских книгах Брамадрага, счастливо чихая от пыли и бормоча заклинания.
Днем же принимал заказы от населения на отведение порчи и снятие сглаза и, по случаю, приторговывал контрабандным нижним бельем «Вендетта», запасы которого обнаружил в подвалах Башни.
Иногда, а это случалось в дождливые дни, его охватывала какая-то тоска, видимо, что-то не получалось с нужными заклинаниями. И немудрено, есть вещи, неподвластные заклинаниям. В такие дни он выходил на верхний балкончик и, завернувшись в крыло, пел.
Пение разносилось далеко по окрестностям, и долетало до Дома Абрикосовых Цветов. Толстая Лун тогда наполняла корзинку спелыми абрикосами и отправляла кого-нибудь из быстрых с гостинцем к Башне, потому что слышать тоскливое пение Дедушки было просто невмоготу, и доброе сердце Лун разрывалось от жалости. Не один раз обитатели Дома звали Чердачного Дедушку назад в дом, но он почему-то не мог уйти из Башни, и теперь его впору было называть не Чердачным, а Башенным Дедушкой.
- Бойтесь своих желаний, - загадочно говорила тогда Ча, - ибо они сбываются.
Ча в скором времени предстояло пройти Последнее Испытание, после которого заканчивался период её ученичества и начиналась самостоятельная работа в Первом Круге Магов. Но это никого не огорчало, потому что отъезд в этом случае не был необходимостью, маги по желанию выбирали себе место для дома, и Ча, конечно, выбрала Дом Абрикосовых Цветов.
Вечерами обитатели Дома, как обычно, собирались в гостиной для вечернего чаепития и бесед. Сегодня пришло очередное письмо от Печальной Лошади Юши. Она всё ещё была в Пути, но письмо было бодрым и дышало надеждой. Хрупкая Эо, сложив прозрачные ручки, вслушивалась в каждое слово письма, которое вслух читала Лун и мечтательно хлопала ресницами. «Ах, как это романтично!..» - отражалось на её личике, а Каска, мужественно сдвинув глаза, делал вид, что никакая любовь его не интересует. Альхошка в первый же день возвращения нарисовала ему восхитительные сапоги на толстой подошве и со шнуровкой, а главное - правильные, что несколько примиряло Каску с действительностью.
Серый Крыс, степенно прихлебывая чай из глиняной кружки с изображением танцующего котенка, украдкой косился на свое отражение в оконном стекле и прятал счастливую улыбку в усах, у которых уже золотились кончики. Он приобрел неторопливость в движениях, залоснился, и научился многозначительно молчать. Перед Серым Крысом на столе стояла фотография Принцессы Фрыси, очаровательной особы в серебристой шкурке и с длинным шелковистым хвостиком. Серый Крыс вызволил её из лап Стрекучих Кузнецов, дикарей с острова Маски, а потом они убегали от одноглазого циклопа Даймона Тула, - Даймон Тул хотел приготовить их себе на полдник. Принцесса была так хороша, что Серый Крыс был не против спасти как-нибудь её еще разок.
Неугомонная Альхошка перешептывалась о чем-то с Венценосным, и оба прыскали от смеха, отнимая друг у друга тарелку с халвой. Толстая Лун время от времени укоризненно поглядывала на них, но она была слишком занята беседой с Пантиком, ведь близился день рождения Ча, и подарок, чудесный цветок Метафор, вот-вот должен был расцвести.
- Вы знаете, дорохгая Лун, - говорил Пантик, деликатно отправляя в рот кусочек пирожного, - мы, панхголины, славимся терхгпением и упорхгством. Да-да! Именно терхгпением и упорхгством! Я бы даже рискнул использовать такие синонимы как настойхгчивость и терхгпеливость…
- Я Вас понимаю, я Вас очень даже понимаю, – подкладывала Лун пирожного ему в тарелку. - Терпение и труд мешок морковки натрут…
- Расцвел!
- Цветок!..
В дверях застряли Опоссум и Альхошка. Они успели уже улизнуть в сад, чтобы поиграть с Бруцефалом, и теперь пытались вдвоем одновременно протиснуться в дверь. Охнув, Толстая Лун, а за ней все остальные, кинулись в сад, где на дальних клумбах у Лун были высажены диковинные цветы.
Долгожданный цветок действительно был прекрасен. Его хотелось назвать с большой буквы - Цветок.

В нем каждый лепесток
был нежен и упруг;
сплетенный как венок,
спасительный как круг,
пурпурный как закат,
сияющий как свет,
летящий как фрегат,
поющий как рассвет –
он был как сердца стук
и как судьбы виток –
в кольце сердец и рук
невиданный Цветок.

…И еще долго в саду слышались радостные голоса и смех, и долго-долго улыбался Дом Абрикосовых Цветов всеми окнами, и долго-долго-долго продолжалась Жизнь.
- Никто не знает, что происходит со сказкой, когда, дочитав её, мы закрываем книгу, - сказала Ча.



Эпилог

«Попробуй сам: если ты будешь делать ЭТО, то получится такой результат; если же ты будешь делать ТО, то результат будет другим».
И кто хотел - услышал.

К О Н Е Ц
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
inki

avatar

Сообщения : 956
Дата регистрации : 2010-01-05

СообщениеТема: Re: Сказка Часть 1,2   Пн Янв 11, 2010 11:01 am

Lunц пишет:
Глава последняя


поющий как рассвет –
он был как сердца стук
и как судьбы виток –
в кольце сердец и рук
невиданный Цветок


Мы пишем..пока пробуем...Лунцик santa а когда ты ее отформатировала? Сказку...признавайся cyclops

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://svodoneb.ru/
Lunц

avatar

Сообщения : 76
Дата регистрации : 2010-01-09
Возраст : 100

СообщениеТема: Re: Сказка Часть 1,2   Пт Янв 15, 2010 5:58 pm

Привет, Ини) Периодически возвращалась, так, потихоньку исправляла, дописывал, рисовала))
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Chandra
Admin
avatar

Сообщения : 3041
Дата регистрации : 2010-01-04
Возраст : 99

СообщениеТема: Re: Сказка Часть 1,2   Пт Янв 15, 2010 6:10 pm

Терпение и труд мешок морковки натрут…

_________________
Дух веет, где хочет
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Kira

avatar

Сообщения : 413
Дата регистрации : 2010-01-05
Возраст : 30
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Сказка Часть 1,2   Вс Фев 13, 2011 8:10 pm

...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Сказка Часть 1,2   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Сказка Часть 1,2
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
UltraFiolet :: САЛОНЫ :: Литературный салон-
Перейти: